Неподвижные (неперемещаемые) праздники


на головную страницу сайта





Воздвижение
(Воздвижение Креста Господня)

* дата в скобках - по новому стилю

Сентябрь. 14 сентября (27 сентября)

 

Историко-экзегетическое описание праздника.

Первоначально этот праздник установлен Церковью в воспоминание обретения креста Господня. Событие это, по описанию древних христианских историков, представляется в таком виде. Константин Великий, по чувству благоговения к кресту Господню, благодаря которому он одержал многие победы, и в благодарность Богу за согласие Церкви, установленное на I Вселенском Соборе, возъимел желание соорудить храм на Голгофе. Для исполнения этого желания благочестивая мать Константина, Елена, отправилась в 326 г. в Иерусалим, имея также, по особенному внушению Божию, пламенное желание найти крест Господень.

По соображению обычая зарывать орудия казни близ места совершения ее и по указанию одного престарелого иудея (см. 28 октября), крест был найден, но с ним и другие два креста. [36] Узнать крест Господень было трудно, так как дощечка с надписью: Иисус Назарянин царь Иудейский, — лежала отдельно. Нужно было высшее свидетельство о кресте Господнем, нежели какое могло быть во власти человеческой, — и это свидетельство было явлено в чудодейственной силе креста Господня. По распоряжение патриарха Макария, найденные кресты были принесены к одру одной болящей благочестивой женщины, и патриарх, в присутствии благочестивой царицы и множества народа, начал возлагать кресты на болящую. Прикосновение двух крестов не произвело никакого действия, но от прикосновения третьего креста больной чудесно было возвращено здравие. На обратном пути было получено еще более чудесное доказательство, что исцеливший болящую есть истинный крест Христов. Патриарх Макарий, встретив несших для погребения тело умершего, снова начал возлагать один за другим кресты на умершего, — и умерший воскрес от прикосновения того же креста, который показал свою чудодейственную силу над болящей.

Слава чудес от креста Господня привлекла к Голгофе великое множество народа. Так как для многих, за теснотой, не было возможности не только приблизиться и облобызать честный крест, но и видеть его, то патриарх, став на возвышенном месте и воздвигая честной крест, показывал его и в отдалении стоящим, и весь народ в радостном восторге взывал “Господи помилуй!” Установление празднования Воздвижения относят ко времени оевящения храма Воскресения Христова, каковое освящение было совершено 13 сентября с.с. – 27 сентября н.с. 335 г. (см. 13 сентября), а праздник Воздвижения был отнесен к 14 сентября с.с. В том (335) году 13 сентября приходилось в субботу, a Воздвижение — в воскресенье и потому вдвойне прилично было воспеть в Иерусалиме “кресту Твоему поклоняемся Владыко и святое воскресение Твое славим.” Так как празднование Воздвижения было установлено собором епископов, прибывших на освящение храма из всех стран империи, причем было положено праздновать его повсюду, то оно распространилось во всем христианском мире, и праздник сделался всемирным в прямом смысле. [37]

В VII в. с воспоминанием обретения креста Господня было соединено другое воспоминание о возвращении креста Господня из плена персидского. В 614 г. Хозрой, царь персидский, во время войны с греческим императором Фокой, овладел Иерусалимом и его святыней, в том числе и крестом Господним, который и пребывал в плену в Персии. Честное древо креста Христова привело в движение и изумление всю Персию. Пребывание его в языческой стране сопровождалось поразительными знамениями и чудесами (ср. 22 января). В Персии повсюду заговорили: “Бог христианский к нам пришел, и что с нами будет?” Сам Хозрой оказывал христианской святыне честь и уважение: он не осмеливался вынуть честного древа из запечатанного ковчега, в котором оно хранилось, и во все время пребывания в Персии оно оставалось неприкосновенным.

В 628 г. животворящее древо креста Господня было возвращено преемником Хозроя, Сироесом, по заключении мира с имп. Ираклием. Император встретил крест Господень в Иерусалиме и, по внушению патр. Зосимы, в смиренной одежде и босой, внес его в храм, [38] откуда он был похищен. Крест возвращен из плена 14 сентября. Таким образом в празднике этого дня соединились два воспоминания об обретении и возвращении креста Господня из плена. [39]

В церковных песнопениях этого дня святый “всечестный и живоносный” крест воспевается, как “ангелов слава,” “апостолов удобрение,” “крепость праведных,” “верных похвала,” “священников благолепие,” “благочестия непобедимая победа,” “дверь райская,” “пристанище спасения,” “христиан упование, заблудших наставник, обуреваемых пристанище,” “слепых наставник, немощных врач, воскресение всех умерших,” “бесов сопротивоборец,” “хранитель всея вселенныя,” “оружие мира,” “в бранех победа,” “царей держава,” “красота церкве,” “оружие непобедимое,” “имже тля разорися и упразднися, и попрася смертная держава, и вознесохомся от земли к небесным.”

Воспевая силу креста Господня и спасение, на нем содеянное, святая Церковь призывает нас целовать святой крест “радостито и страхом: страхом греха ради, яко недостойнии суще, радостию же спасены ради, еже подает миру на том пригвоздивыйся Христос Бог, имеяй велию милость” (ср. 3 неделя Великого Поста). Сам обряд воздвижения креста Господня имеет глубокое духовное значение. Так как крест Христов есть орудие и вместе символ нашего спасения, священная хоругвь нашей веры, знамение христианина и христианства, то и в совершающемся в сей день воздвижении святого креста мы должны усматривать изображение всего образа нашего спасения, всей сущности нашей святой веры, всей прошедшей и настоящей судьбы нашей и всей будущей нашей участи. Крест низводится долу и вновь возносится ввысь: это образ нашего горького падения в Адаме и нашего превознесения во Христе от глубины ада к царствию Божию и от смерти к вечно-блаженной жизни в Боге. Для разумевающего и верующего в священнодействии воздвижения креста Христова — неиссякаемый источник духовного утешения, сильное побуждение к умиленной молитве и благоговейному излиянию сердца своего перед Богом, высшее поощрение к делам благочестия и любви христианской, предмет богомысленного размышления и благодарения Богу на всю вечность. [40]

Успение во святых отца нашего Иоанна, архиепископа Константина града, Златоустого. Он скончался 14-го сентября 407 г. См. 13-го ноября.

Восследование святого Иоанна Златоуста в сей день “не поется Воздвижения ради честного креста:” оно отправляется 13 ноября (в день возвращения святого Иоанна из ссылки).

Молитвословия дня

Тропарь, гл. 1.

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы над сопротивныя даруя, и Твое сохраняя крестом Твоим жительство.

Кондак, см. 1 августа.

Величание.

Величаем Тя, Жизнодавче Христе, и чтем крест Твой святый, имже нас спасл еси от работы вражия.

Богослужебные указания

Накануне праздника (т. е. 13 сен.) крест Господень полагается на престоле (так же, как 1 авг., где и см. об этом).

На утрени после Евангелия всегда поется “Воскресение Христово,” 1-жды.

(В Уставе не указан цвет священных одежд, в которые должно облачаться священнослужителям при совершении богослужения вообще и при выносе креста в частности на утрени в праздник Воздвижения Креста Господня. Церковь именует этот праздник пресветлым-торжественным днем и отличает его от других праздников (как и Рождество Христово и Богоявление Господне) неделями вводными. Естественно, что при совершении богослужения вообще и при выносе креста в частности на утрени в праздник Воздвижения, как в “день пресветлый” (Уст. 14 сентября, 1-е зри), более целесообразно облачаться священнослужителям в светлые одежды, чем в траурные (Рук. д. сел. паст., 1889, 11).)

(Полиелей в праздник Воздвижения, по указанию некоторых, следует отправлять перед престолом, на котором находится крест, а не перед обычной праздничной иконой, потому что всего лучше петь величание кресту перед самим крестом, который лежит на престоле, украшенный и уготованный к воздвижению, а затем уже по порядку читать Евангелие и т. д. (Рук. д. сел. паст. 1886, 6).)

Припев канона на утрени (и на молебне): “Слава Господи, кресту Твоему честному.”

На 9-й песне, вместо “Честнейшую,” поются припевы праздника.

Изнесение креста на утрени и поклонение ему совершается так же, как и 1 августа.

В соборных храмах и монастырях поклонению кресту предшествует воздвижение его. Оно сопровождается произнесением состоящей из пяти прошений ектений: “Помилуй нас, Боже,” и в то время, как певцы на каждом прошении поют: “Господи помилуй” — по 100 раз, предстоятель осеняет крестом сперва восток, потом поочередно — запад, юг, север и опять восток, после каждого осенения преклоняя голову до тех пор, пока она от земли будет на одну пядь (т. е. на расстояние, заключающееся между оконечностями протянутых большого и указательного пальцев, или на 1/4 арш.), и потом воздвизаясь горе. Этими действиями Церковь напоминает об обстоятельствах обретения и возвращения креста из плена — о воздвижении креста патриархом Макарием (при обретении) для показания его народу, и особенно о воздвижении креста на место его первоначального нахождения по возвращении из плена. В том и другом случае народ, в чувстве глубокой радости и смирения, восклицал: “Господи помилуй.”

Преклонение должно начинаться с началом пения сотницы: “Господи помилуй,” и оканчиваться при окончании пения половины сотницы, т. е. 50-ти раз; возвышение бывает при пении второй половины сотницы, при пении 50-ти “Господи помилуй.” Когда же пропоют “Господи помилуй,” до 97-го раза, тогда священник со крестом становится прямо; певцы возвышают голос, поют громче: “Господи помилуй,” 3-жды; священник, при пении его, стоя прямо, ожидает конца сотницы, и потом знаменует крестом, 3-жды. После пятого воздвижения поется: “Слава, и ныне,” и кондак: “Вознесыйся на крест волею.” При пении сего священник полагает крест на аналогий. Затем поется: “Кресту Твоему,” с поклонами, и стихиры кресту, как 1 августа и в Крестопоклонную неделю.

Когда на утрени совершается воздвижение креста (а не одно только поклонение кресту), при котором произносится ектения: “Помилуй нас Боже;” тогда после пения стихир кресту диакон не произносит ектении: “Помилуй нас Боже,” а только: “Исполним утреннюю молитву.” Но если не совершалось воздвижения креста на утрени, а только одно поклонение кресту, [41] то после этого поклонения и стихир креста произносятся обе ектении: “Помилуй нас Боже” и “Исполним утреннюю молитву.”

(Елеопомазание, по указанию “Руков. для сел. паст.” (1886, 6), надо переносить к концу утрени, по положении креста среди церкви, а не елеопомазывать во время канона, так как согласно Уставу оно должно быть соединяемо с целованием креста, а целование это теперь только и полагается. К тому же, по положении креста среди церкви, по Уставу полагается петь длинные стихиры, “дондеже совершится целование.” Вот на этих то стихирах и следует с целованием соединять елеопомазание, тем более что в сущности стихиры эти вполне соответствуют стихирам, полагаемым по Уставу после всенощного бдения на целование праздничной иконы, с каковым в древности к соединялось елеопомазание (см. ниж., примеч. с утр.). Нужно заметить — в благоустроенных обителях и храмах нашего отечества так именно и делается.)

Крест остается на аналогии посреди храма до отдания праздника (см. 21 сент.).

На литургии положено “входное:” “Возносите Господа;” вместо пения Трисвятого поется: “Кресту Твоему поклоняемся, Владыко;” вместо “Достойно” — ирмос праздника (см. выше, 8 сентября).

Отпуст (см. Служебн., “Отпусты дневнии”) — тот же, что и дневной в среду и пятницу (но так как на утрени в этот день полагается петь “Воскресение Христово видевше” и при поклонении кресту славится “и святое воскресение,” то в современной богослужебной практике принято указанный отпуст начинать словами: “Воскресый из мертвых”).

Этот праздник относится к числу дванадесятых. В церковном отношении он, имея один день предпразднства и семь дней попразднства, продолжается с 13 по 21 сентября, причем суббота и неделя перед праздником и после праздника называются субботой и неделей перед Воздвижением и по Воздвижении и имеют евангельское и апостольское чтения, относящиеся ко кресту (см. 9 и 15 сентября).

Паремия: 1, 2 и 3-ю см. 10 июля.

Утреннее Евангелие, Апостол и Евангелие см. 1 августа.

См.

Если случится праздник этот в воскресенье, ничтоже поется воскресно, точию “Воскресение Христово;” но всю службу поем праздника.

В день Воздвижения сыра и яиц, и рыбы никакоже дерзнем коснутися (Уст., 14 сент.), так как почитание креста состоит в умерщвлении плоти.

 

Примечания

[36] Форма креста, на котором был распят Спаситель, до настоящего времени точно не определена археологами. У западных христиан почти исключительно и повсеместно крест имеет четырехконечную форму. Наши старообрядцы признают правильной восьмиконечную форму креста. Православная Церковь одинаково допускает обе эти формы, а также и шестиконечную (см. ниже, 4-я седмица Великого поста и Великая пятница).

[37] Святая царица Елена большую часть животворящего древа креста Господня оставила в Иерусалиме (где эта часть впоследствии, по сооружении храма Воскресения Христова, и была поставлена в серебряном ковчеге для поклонения верным), а другую, вместе с гвоздями, найденными в святом гробе, послала сыну своему Константину в Константинополь. Часть крестного древа, находившаяся в Иеруеалимском храме Воскресения, ежегодно, в праздник Пасхи, в память первоначального обретения, была торжественно воздвигаема и предлагаема для поклонения народу, стекавшемуся во множестве на этот праздник из разных стран. Для многих единственной и самой высшей наградой за труд пути из отдаленных, стран служили частицы животворящего древа, которые они, облагая золотом и серебром, носили на груди, так что еще святой Кирилл Иерусалимский свидетельствует, что в его время, хотя “святое древо креста и было видимо” в храме, но “розданное отсюда по частям целой вселенной, наполнило собою почти уже всю вселенную.” Святая Русь тоже не раз получала с Востока части Животворящего Креста Господня (ср. 12 октября), которые благоговейно и хранятся в разных местах нашего отечества (см. ниже, о монастырях, и см. Ц. Вед. 1907, 19, 1903, 20).

[38] Сначала император понес было Крест, облачившись в порфиру и во все царственные знаки; но у врат храма был остановлен невидимой силой. Уже на другой день, он, по внушению патриарха, получившего откровение Божие через Ангела, что великолепие несообразно с уничижением, в каком Господь шел Своим крестным путем, сняв с себя знаки царского величия, беспрепятственно внес Святой Крест в храм.

[39] Имея в виду конец уборки хлеба, народ говорит: “пришло Здвижение — хлеб с поля сдвинулся,” и кроме названия “Здвижения” называет этот праздник “Вздвижением.” Это народное название праздника объясняется или простым желанием применить к этому празднику обстоятельства своего быта, или же, вернее, прямым незнанием истории праздника, почему раскрытие ее с церковной кафедры должно быть признано существенно важным. К этому же празднику народ приурочивает перелет птиц и говорит, что они улетают в какие-то неведомые страны, называемые ирьем, или вырьем, соединяя с этим названием нелепое представление о теплых странах, на что пастырям Церкви тоже следует обратить внимание.

[40] “Господи помилуй!” восклицает многократно святая Церковь, видя воздвизаемый крест Господень. Так надобно молиться и каждому из нас, видя низводимый долу и возвышаемый горе крест Христов. И из нас каждой был в раю невинности, вышел из купели святого крещения оправданным и очищенным от первородного греха. Бывал каждый из нас еще и в раю духовном, когда с сокрушением сердца исповедал грехи свои пред Богом и с благоговением причащался божественного Тела и Крови Христовой во оставление грехов. Но как первый дар обновления и возрождения в новую жизнь мы теряем преступлением заповедей Господних, так и второй дар оправдания и причащения в жизнь вечную часто продаем за всякую сладость греха. Сие-то унижение в нас небесной чести и славы чад Божиих грехами нашими, это греховное бесчестие наше, это ниспадение с высоты богоподобия до уподобления скотам несмысленным должно воображаться в уме нашем при виде низводимого долу креста Христова, и мы должны сокрушаться своим сердцем и вопиять от всего существа своего: “Господи помилуй!” А так как каждому из нас Господь уготовал ту славу, которую Он имел у Отца Своего прежде сотворения мира, если сами, по грехам своим, не лишим себя этой славы, и для каждого из нас уготовал Он место в дому Отца Небесного, если сами, своеволием и невоздержанием своим, не изгоним себя из дома Отеческого, подобно блудному сыну; то и о сей высочайшей славе должен помышлять ум наш, видя возвышаемый ввысь крест Господень, я мы должны возгревать и укоренять в себе решимость стремиться всеми силами нашей души соделаться достойными горних обителей в дому Отца Небесного и из глубины сердца вопиять ко Господу и Владыке живота своего: “Господи помилуй!”

[41] Воздвижение святого креста перед народом, как это совершать указывается в Уставе, в очень многих храмах опускается по своей трудности и вместе с этим опускается и лития, положенная на этот раз в Уставе. Некоторые священники обертывают крест длинным покровцем с лентами, так что при воздвижении, даже при малом наклонении головой, ленты касаются пола храма, чем якобы выполняется требование Устава наклоняться с крестом так, чтобы касаться пода. Относительно этих порядков должно заметить следующее. В Уставе 14 сентября находится очень важное замечание, а именно: “аще ли же не в соборных храмех, и воздвижение креста не бывает, точию поклонение кресту, якоже указано в неделю 3-ю св. постов.” Очевидно, Устав, предполагая прямо совершение этого обряда в храмах соборных, допускает опущение его в церквах приходских, в которых совершается лишь поклонение кресту без воздвижения и литии, как это указано в Крестопоклонную неделю Великого поста. Следовательно, опущение воздвижения креста, как имеющее свое основание в духе и букве Устава, не может быть признано погрешностью. Лития и воздвижение суть неразрывные части одного целого; то и другое указывает на известное событие из истории креста: поднятие креста при его обретении и восклицание народа. В благоустроенных хорах сам напев “Господи помилуй” с периодическими повышениями и понижениями голосов приспособлен к действиям креста: при опущении креста вниз голоса понижаются, при поднятии — повышаются. Следовательно, если опускается воздвижение креста, то вместе с тем опускается и лития. На это прямо указывает наш Устав, когда говорит, что при опускании воздвижения бывает одно только поклонение кресту, как в 3-ю неделю Великого поста, без литии. Что касается обычая привешивать к кресту ленты для указанной цели, то это есть, если позволительно так выразиться, фальсификация обряда. В Уставе ясно говорится о низком, приклонении головы священника: “таже преклоняет главу, елико пядию отстояти главе от земли” (Литов. Еп. Вед. 1888, 40).


С. В. Булгаков, Неперемещаемые праздники. Настольная книга для священнослужителей.






© Copyright PASKHA.net, 2001-2012
Rambler's Top100


Компании, представляющие данные товары и услуги, поздравляют Вас с Пасхой!

◦ Кофейные автоматы в аренду по материалам сайта.