Светлое Воскресение

 


на головную страницу сайта






«Никто из живущих в теле, — поучает в одной из своих бесед святитель Московский Филарет, — не видел Воскресения Христова в то тайное мгновение ночи или глубокого утра, когда оно совершилось. Так было, может быть, по самому свойству действия, в котором и видимое Христово тело, преобразуясь в духовное и прославленное, выступало за пределы мира видимого. Но так устроено было, вероятно, и потому, что еще не созрела вера для сего высокого созерцания: ибо явление небесное и Божественное для приготовленного к нему верой, чистотой, боголюбием, смирением есть свет просвещающий и животворящий, а для неприготовленного и неочищенного есть молния поражающая. Так устроено было, вероятно, и для того, чтобы дать место возвышенному подвигу веры и высшему за него воздаянию, по суду Христову: блажени не видевшии и уверовавшие (Ин. 20, 29)».

По преданию Святой Церкви, прежде всех людей о Воскресении Христа была извещена Богородица. «Первее убо, — говорится в Синаксаре на Святую Пасху, — Воскресение Христово Божией Матери познаваемо бывает», то есть прежде жен-мироносиц и апостолов о Воскресении Господа возвещено было Богоматери. По объяснению некоторых, так совершилось потому, что, по премудрой воле Божией, надлежало, чтобы спасительная тайна Воскресения Христова немедленно принята была людьми с живой и твердой верою, с глубоким разумением силы ее и с полной радостью. Но кто из людей мог быть способнее к такому принятию спасительной тайны Воскресения Христова, как не Пресвятая Дева Богородица? Из Евангелия мы видим, что апостолы и ученики Господа не вдруг поверили Воскресению Его. И потому только одна Она, Честнейшая Херувим и Славнейшая без сравнения Серафим, могла скорее, живее и тверже всех веровать Воскресению Господа, глубже всех вникнуть в тайну Воскресения Его, совершеннее всех познать сию тайну и сильнее всех других в осчувствовать радость славного и спасительного Воскресения Сына Своего, Избавителя мира. И Матери Божией было возвещено о Воскресении Иисуса Христа в ту самую минуту, как Он воскрес из гроба: Ангел, явившись Благодатней, вопиял Ей: «Чистая Дево, радуйся, и паки реку: радуйся. Твой Сын воскрес тридневен от гроба». Можно ли не верить и тому, что и Сам воскресший Господь после благовестия Ангела тотчас прежде всех явился Пречистой Богоматери, чтобы утешить и обрадовать Ее Своим явлением? Хотя в Евангелии о сем умолчено, но Святая Церковь не без основания в своих песнопениях возвешает: «Воскресшего видевши Сына Своего и Бога, радуйся со апостолы. Благодатная, Чистая: и еже радуйся первее, яко всех радости вина, восприяла еси». По Воскресении Своем до Своего Вознесения на Небо Спаситель многократно являлся апостолам в продолжение 40 дней. Первые Его явления имели целью дать полное удостоверение в том, что Он действительно воскрес из мертвых; в последующих явлениях Он глаголал, яже о Царс твии Божии (Деян. 1, 3), преподавал высшие познания истин и таинств веры и устроял Свою Церковь. Являясь денми четыредесятми апостолам, Иисус Христос, по толкованию святого Иоанна Златоуста, не постоянно был с ними — не так, как до Воскресения. «Заметь, — учит святой отец, — не сказал (евангелист Лука): четы-редесять дней, но: денми четыредесятми, так как Христос являлся и опять скрывался. Для чего так? Дабы возвысить мысли учеников и не допустить их обращаться с Ним по-прежнему. И не без причины Он являлся им, но потому что тщательно заботился об устроении двух вещей: о том, чтобы поверили Воскресению и чтобы, наконец, думали о Нем выше, чем о простом человеке. Почему явился не всем, а только апостолам? Потому что народу, не знавшему неизреченного таинства. Он показался бы привидением. Если и сами апостолы сначала не верили, приходили в смущение и нуждались в прикосновении рукой и в (общении) трапезы, то чего следовало ожидать от народа?» «Появление воскресшего Господа был о бесполезно для иудеев, и если бы только сим способом можно было обратить их, то, без сомнения. Господь не отказал бы в нем иудеям; но последствия воскрешения Им Лазаря доказывают совсем противное». Воскрешение четверодневного мертвеца «вместо того, чтобы обратить иудеев и побудить их к вере во Спасителя, только более усилило их злобу и было одной из главных причин, по которой они решились умертвить Его. Они не простили Ему воскресения другого — простили ли бы Его собственное?

Конечно, они были уже не в силах сделать что-либо лично Ему, но неумолимая ненависть их, без всякого сомнения, не оскудела бы в новых кознях и в покушений тем или другим способом на новое богоубийство. Их обращение с апостолами доказывает это: они преследуют, подвергают разным истязаниям и, когда можно, предают их смерти. Если же так они поступали с учениками, то пощадили ли бы Учителя? Незачем было наводить их на новое злодеяние: и без того наказания, заслуженные ими, были очень тяжки; Спаситель пощадил их от новых, скрывшись по Воскресении от взоров их». К этим словам святого Иоанна Златоуста нелишне прибавить еще то, что появление воскресшего Господа среди народа не могло бы обойтись без смут и волнений в нем, народ разделился бы во мнениях: овии глаголали бы опять, яко благо есть; другие, принадлежавшие к стороне синедриона, говорили бы: ни, но льстит народы (Ин. 7, 12); с тем вместе воскресли бы в умах учеников Христовых мечты о земном царстве Мессии, рассеянные Голгофскими с обытиями; подозрительные владыки Иудеи — римляне не преминули бы употребить строгие меры к подавлению волнения в народе; начались бы кровопролития, и притом во имя Того, Который есть Любовь. Иисус Христос дорожил земным покоем и счастьем людей, даже и врагов Своих, и не хотел подавать повода к таким плачевным событиям. Царство Его было не от мира сего! Впрочем, хотя воскресший Господь и не явился в мире среди народа, однако достаточно явил и засвидетельствовал Свое Воскресение через учеников Своих. Свидетельство апостолов, сопровождаемое очевидными чудесами, служило непреоборимым доказательством Воскресения Распятого (см. Черниговские епархиальные ведомости. 1893, номер 6; Воронежские епархиальные ведомости. 1894, номер 10).

«Этот праздник, — говорит святой Епифан, архиепископ Кипрский, — торжественнее всех празднеств. Он составляет для всего мира празднество и обновления, и спасения. Сей-то праздник есть глава и верх всех праздников. Это тот день, который Бог благословил и освятил, когда Он почил от всех дел Своих, окончив спасение земных и вместе преисподних. В сей день Бог прекратил обряды служений идолам и животным. В сей день Он прекратил силу всего сопротивного. В сей день Он прекратил демонские празднества и торжества. В сей день Он прекратил кровавые идольские жертвы. В сей день Он прекратил державу тирана (диавола) и жало смерти, уязвлявшее людей. В сей день Он дал твари новые постановления и законы. В сей день Он прекратил подзаконную иудейскую Пасху. В сей день Он исполнил все ветхозаветные прообразования и пророчества. Наша Пасха есть Пасха истинная, Христос, принесший Себя в жертву. Во Христе — новая тварь; во Христе — новая вера, новый закон, новый Божий народ, новый, а не древний Израиль, и новая Пас ха, новое и духовное обрезание (святое Крещение), новая и бескровная жертва. Новый и Божественный Завет».

«Каким образом, — говорится в Синаксаре на Святую Пасху, — Воскресение Господа оказывается тридневным — об этом разумей так: вечер четвертка и день пятницы (ибо так евреи измеряют сутки) — один день; затем ночь и вся суббота — вторые сутки; ночь субботы и воскресенья (часть начала принимается за целое) — еще сутки: вот и третий день. Или даже и так: в третьем часу пятницы Христос распят; потом от шестого часа до девятого была тьма — это считай ночью, — и вот от третьего часа до девятого одни сутки (нощеденство); потом, после тьмы, опять день и ночь пятницы — двои сутки; день субботы и ночь ее — вот трои сутки. Если в третий день, как обещал Спаситель, облагодетельствовал нас, то он кратчайшим образом соверщил Свое благодеяние».

«Ангелы ныне, — говорит святой Иоанн Златоуст, — ликуют с нами. Архангелы радуются. Херувимы и Серафимы празднуют с нами настоящий праздник. Хотя нами получена благодать от Владыки, но веселье общее у них с нами; ибо если об одном кающемся грещнике бывает радость на Небе (Лк. 15, 7), то тем более о спасении вселенной». «Представь же, возлюбленный, величие этой радости, когда и вышние Силы торжествуют вместе с нами». «Сам Владыка их и наш не стыдится праздновать вместе с нами. И что я говорю: не стыдится? Он желает праздновать вместе с нами. Откуда это известно? Послушай, как Он Сам говорил: желанием возжелех сию пасху ясти с вами (Лк. 22,15). Если же Он восхотел ясти пасху, то очевидно — и торжествовать с нами Воскресение. Посему, когда ты видишь, что не только Ангелы и сонмы всех небесных Сил, но и Сам Владыка Ангелов празднует вместе с нами, то чего недостает тебе для радости и какой может оставаться еще повод к печали? Итак, пусть никто сегодня не скорбит по причине своей бедности, ибо это — праздник духовный; пусть никто из богатых не превозносится богатством, ибо от богатства нисколько не может увеличиться радость этого праздника. Одна здесь трапеза для богатого и для бедного. Богат ли кто, он не может прибавить ничего к этой трапезе; беден ли кто, он при своей бедности нисколько не меньше может участвовать в предложенном; ибо это — Божественная благодать. Здесь у всех одна одежда: елицы бо, сказано, во Христа креститеся, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27). Здесь предлагается не что-нибудь вещественное, но слушание Божественных изречений, молитвы отцов, благословения священников, единомыслие, мир и согласие, духовные дары, духовная награда». «Ныне люди соединились с Ангелами и, облеченные телом, вместе с бестелесными Силами возносят песнопения». Сегодня во всей вселенной радость и духовное веселье! И никакая другая радость на земле, — как поучает преосвященный Димитрий, архиепископ Херсонский, — не может быть вы ше и совершеннее, чем радость о светоносном Христовом Воскресении. Воскресение Господа Иисуса Христа разогнало всю тьму заблуждения, в котором погибал весь род человеческий, и озарило нас светом истины. Оно удостоверило нас, что Иисус Христос Единородный Сын Божий — вечная Истина, что все Божественные обетования Его суть ей и аминь. Что скорее прейдет небо и земля, нежели останется без исполнения одно Его слово. Оно служит верным залогом и поручительством, что жертва, принесенная за грехи наши Сыном Божиим, принята Отцом Небесным в воню благоухания, что исходатайствованное нам прощение грехов наших несомненно, что ни едино ныне осуждение сущим о Христе Иисусе, не по плоти ходящим, но по духу, что аще исповедуем грехи наша, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наша. Оно удостоверяет нас всесовершенно, что мы воистину чада Божия; что Отец Небесный, Который Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его, видит всякую нужду нашу, слышит всякое прошение наше и готов подать нам все ради Возлюбленного Единородного Сына Своего; что целое Небо приемлет в судьбе нашей самое родственное, живое участие; что святые Ангелы и собор избранных Божиих сорадуются нашей радости, состраждут нашей скорби, готовы со своей благодатной помощью нам во всякой нужде и об-стоянии; что Сам Господь Иисус Христос, со всем Божественным всемогуществом Своим, со всеми неисчерпаемыми дарами благодати Своей, пребываете нами по Своему непреложному обетованию: се, Аз с вами есмь до скончания века. Может ли быть предмет радости на земле выше, совершеннее сего? Но главный неисчерпаемый источник радости христианина в том, что свет Воскресения Христова озаряет будущее, вечную жизнь и судьбу его за гробом. Теперь мы удостоверяемся видимо и осязательно, что Бог не даст преподобному Своему видети истления, и не оставит души его во аде; что, аще веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершия во Иисусе приведет с Ним; «якоже о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси ожиивут» ; на сие бо Христос и умре, и воскресе, и оживе, да и мертвьши и живыми обладает.

Теперь, предстоя гробу Господню, мы уверяемся, что весь видимый нами порядок вещей продолжается только до гроба, а за гробом начинается новый порядок дел, где мнимое торжество переходит в вечное посрамление и мучение, а временное уничижение — в вечную славу. Теперь, взирая на образ Воскресения Христова, мы видим в нем начало того высочайшего торжества, когда настанет и откроется совершенно Царство Бога и область Христа Его, когда все враги наши — все злое, неприязненное, враждебное — будут изгнаны и упразднены, когда праведницы просветятся, яка солнце, в Царствии Отца их, когда отымет Господь всяку слезу от очию их, и все скорби земные не по-мянутся к тому, и радость вечная над главою их будет. Туда-то, к славному, светлому, вечнобла-женному и вечнорадостному торжеству, устремлен непрестанно взор истинно верующего во Христа, воскресшего из мертвых. Там истинное Отечество его, там все сокровища сердца его, там весь живот его сокровен со Христом в Бозе, там живет и веселится сердце его не в одно только время светлого праздника, но и во все дни жизни его на земле.

Чудодейственная сила радости о воскресшем Господе состоит и в том, что она восполняет с избытком, дает силу забывать и как бы не чувствовать вовсе все земные скорби и горести, подобно как в обыкновенной жизни большая радость заставляет забывать, даже и не чувствовать малых огорчений и досад; ибо как бы ни был уничижен и поруган праведник на земле — он воссияет, как солнце, в Царствии Отца своего; каким ни подвергался бы лишениям и скорбям последователь Христов — он сторицею примет и живот вечный наследит. Внутренний источник неоскудеваемой радости о Господе есть Дух Утешитель, Которого подает Господь от отца Своего всем верующим в Него, любящим Его и соблюдающим заповеди Его. Поэтому, где бы ни был верный своему имени последователь Христов, с ним и в нем везде и всегда этот благодатный источник святой радости, везде и всегда он благодушествует и веселится о Господе.

Возлюби воскресшего Господа искренно, от всего сердца твоего, поставь Святое Евангелие Его не только главным, но и единственным направлением образа мыслей и чувствования твоих, источников всех желаний и надежд твоих, правилом всей жизни и действий твоих: тогда Сам Господь Иисус Христос возлюбит тебя и к тебе приидет и обитель у тебе сотворит; тогда сердце твое исполнится таким миром и вседо-вольством, такою радостью и блаженством, каких не ощущал в себе никогда никакой счастливец мира; тогда день Воскресения Господня будет для тебя истинной Пасхой — избавлением скорби, жития вечного началом.

Истинная святая радость о Господе, как плода Духа Святого, есть радость духовная, а не плотская и обнаруживается не в плотских делах тьмы, но в делах света и разума духовного, не в наслаждениях плоти и чувств, а в услаждении чистой совести. Осуществляется эта святая радость в делах любви и милосердия к ближним, которые приносят сердцу несказанное утешение и блаженство, когда радость благотворящего возрождается в тысячах радостей сердец — облагодетельствованных.

Есть люди, грубые сердцем, холодные по своим чувствам, мрачно настроенные в своей душе; большинство из них не веруют в Бога и во все Божественное; но и их нередко общее торжество всего христианского мира в Христов день растрогивает и смягчает, вливает в их души свет и мир и дает ощутить сладость простоты веры и общения сердца с Богом. И сколь многие из них, увлеченные потоком этого общего христианского одушевления в Святую Пасху, глубоко задумывались над своей духовной разобщенностью с прочим верующим миром, поняли и оценили горькие плоды своего неверия, осудили и оставили его навсегда. А что сказать о тех, которые привыкли встречать Святую Пасху в простоте искренней сердечной веры, в чувстве общения своего с Богом и со Святой Церковью, с религиозным одушевлением, а не с холодностью и безразличием? Для них Христов день — день особенный, когда забываются горе и печаль, когда они в восторженной духовной радости обновляются душой.

Из сборника "Пасха. Воскресение Христово" составитель Иван Панкеев







© Copyright PASKHA.net, 2001-2012
Rambler's Top100


Компании, представляющие данные товары и услуги, поздравляют Вас с Пасхой!

avto-sila.com